Воскресная школа ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ
Про*верка&&шрифта'= Про*верка&&шрифта'=

17 

 

А: Отче наш, сущий на небесах!
 Да святится имя Твое;
  В: Да приидет Царствие Твое;
   С: Да будет воля Твоя
    и на земле, как на небе;
     D: Хлеб наш насущный дай нам на сей день;
   С': И прости нам долги наши,
  как и мы прощаем должникам нашим;
 В': И не введи нас в искушение,
А': Но избавь нас от лукавого.

Как видим, в качестве смысловой оси здесь предстает стих D о хлебе насущном. Полустишие С-II выполняет функцию связи между тематическими разделами 1, 2 и 3, 4 (в терминах Тарановского — между 1-м и 2-м строфоидами).

Возможность различных вариантов стихового членения молитвословного текста прекрасно иллюстрируется в толковании на Молитву Господню прп. Максима Исповедника (VII в.) [22] . В традициях Александрийской богословской школы прп. Максим раскрывает многозначность поименованных в Молитве предметов, давая прежде символическое, «небесное» толкование, а затем — прямое, более обыденное, «земное». «Хлеб насущный» — Сам Христос, хлеб причастия будущей жизни и лишь потом — «повседневный», необходимый для земной жизни. «От лукаваго» — прежде всего прошение об избавлении от диавола, а затем уже — от внутреннего закона греха (от лукавства) и т. д. Важно, что прп. Максим несколько раз прямо подчеркивает: Молитва Господня не имеет единственного истинного смысла, по отношению к которому остальные будут ложными. «Слово становится всем, соразмерно нам, насыщающимся добродетелью и мудростью, и воплощается различным образом, как только Оно Само ведает, ради каждого из спасаемых». Видимо, исходя из этого справедливого утверждения, Максим Исповедник и применяет толкование Молитвы к собственной насущной надобности: использует ее для возражения последователям монофелитской ереси (отлученного учения о единой — Божественной, а не двух — Божественной и человеческой - волях во Христе). Прп. Максим цитирует Молитву отдельными фразами, после каждой из которых следует очередной пассаж толкования. В соответствии с этими периодами Молитву следовало бы записать так:

А. Отче нашъ, Иже еси на небесѣхъ!
 В. да святится имя Твое,
  С. да прiидетъ Царствiе Твое,
   D. да будетъ воля Твоя, / яко на небеси и на земли.
  С'. хлѣбъ нашъ насущный / даждь намъ днесь;
 В', и остави намъ долги наша, /якоже и мы оставляемъ должникомъ  нашимъ;
А', и не введи насъ во искушенiе,/ но избави насъ отъ лукаваго.


 

читать далее читать далее