Воскресная школа ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ
Про*верка&&шрифта'= Про*верка&&шрифта'=

16 

 

Молитва, таким образом, распадается на два строфоида (строки 1—5 и 6-10). Из десяти строк восемь отмечены начальным сигналом: одна звательная форма, шесть форм повелительного наклонения и одно дополнение в инверсии. Остальные две (5 и 8) вместо начального сигнала содержат анафорический повтор, кроме того, строка 8 синтаксически параллельна предыдущей (7).

Понятно, что Тарановский тщательно избегает произвольных построений и выводов. Поэтому здесь сказано лишь то немногое, с чем было бы трудно не согласиться. Тем не менее, вновь подчеркнем: при всей нейтральности предложенного варианта такая постиховая запись — лишь вторичное отражение варианта устного интонирования при декламации церковнославянского текста с опорой на синтаксическое членение. Таким образом, вывод об отсутствии синтаксических переносов в молитвословном стихе оказывается не следствием интонационной структуры последнего, но ее причиной, поводом интонировать так, а не иначе.
Протоиерей Джон Брек предлагает хиастический анализ «Отче наш» (в русском издании книги текст приведен на современном русском языке)[21]. Прежде всего он разделяет Молитву Господню на следующие тематические разделы:

1. Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое;
2. Да приидет Царствие Твое;
Да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
3. Хлеб наш насущный дай нам на сей день;
и прости нам долги наши,
как и мы прощаем должникам нашим;
4. И не введи нас в искушение,
Но избавь нас от лукавого.

Продолжая святоотеческую традицию многозначных толкований, Брек делает предпочтительный акцент на эсхатологических смыслах слов, полагая именно его особенно актуальным для первых христиан. Отсюда «хлеб насущный», наряду со смыслом «пища, повседневная необходимость», — это, прежде всего, «над-сущный» (supersubstancialis) Хлеб Небесного Царства; «искушение» — грядущее на мир перед Вторым Пришествием Христа; «лукавый» — в первую очередь, диавол, готовящий это последнее искушение (и уже затем — «лукавое» в нас). «Имя Твое» в интерпретации Брека входит в параллель с обращением «Отче», поскольку здесь именуется Сам Небесный Отец (ср. ниже толкование Максима Исповедника).

Хиастическая по-стиховая запись текста по Бреку должна выглядеть так:


 

читать далее читать далее