Воскресная школа ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ
Про*верка&&шрифта'= Про*верка&&шрифта'=

8

 

В богослужебных же книгах такой вертикальной организа¬ции строк попросту нет. (Специальные книжные знаки тактировки, разумеется, не могут считаться «авторскими» и не всегда одинаковы в разных изданиях для одного и того же песнопения.) Не только в древних, но и в современных церков¬ных книгах все тексты записаны в одну строку — как проза. Рифмы нет, метра нет; соблюдение силлабического принципа — под большим сомнение[4]. Что же, строго говоря, позволяет нам называть эти тексты поэтическими?
Ключевую роль в поисках ответа на этот вопрос играет проблема стихового членения. Чем должен руководствоваться исполнитель (чтец, певец, распевщик), разделяя песнопение или иное молитвословие на краткие стихи (строки, колоны) «для того, чтобы отдохновения голоса на конце стихов... давали удобства мысли обнимать прочитанное»[5]?
Ниже я предлагаю краткий обзор «стиховедческих» мнений по исследуемому вопросу, не претендуя, впрочем, на исчерпывающую полноту[6]. Вот немногое о молитвословном стихе, что в той или иной мере принимается лингвистами на правах более или менее убедительных суждений, несмотря на то, что в каждой из приведенных концепций присутствует заметная доля т. н. «научного произвола».

1. Кирилл Тарановский: синтаксические сигналы начала стиха

Югославский и американский филолог-славист русского происхождения, один из наиболее известных стиховедов XX века, Кирилл Тарановский пишет[7]: «Молитвословный стих — это свободный несиллабический стих целого ряда церковных молитв и славословий, обнаруживающий наиболее четкую ритмическую структуру в акафистах[8]. Восходит он к византийскому стиху, а в конечном


 

читать далее читать далее