Воскресная школа ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ
Про*верка&&шрифта'= Про*верка&&шрифта'=

Тезисы доклада, прочитанного на Международной конференции
"Маргиналии 2008: периферия культуры и границы текста"


 

Молитвословный стих как предмет междисциплинарного исследования

http://uni-persona.srcc.msu.su/site/conf/marginalii-2008/thesis.htm

1. Язык церковной молитвы необходимо признать предметом исследования следующих научных дисциплин: история языка, славяноведение, стиховедение (поэтическая форма как фактор художественной целостности), история и теория музыкознания, христианское богословие.

2. К.Тарановский возводит молитвословный стих к византийскому и, в конечном итоге, к библейскому стиху: «свободный несиллабический стих», где стиховое членение обеспечивается особыми грамматическими сигналами (звательная форма, повелительное наклонение и др.); отсутствие межстрочных переносов (стиховое членение, в целом, совпадает с синтаксическим).
Определение К.Тарановского нуждается в серьезных уточнениях.

3. Устное бытование ЦСЯ и особенности манеры церковного чтения и пения как главная составляющая проблемы понятности языка богослужения. Непродуктивность дальнейшего редактирования (русификации) богослужебных текстов. Описание сознательной установки на актуализацию поэтической формы в приложении к церковной гимнографии. Формальную разницу «поэтической» и «прозаической» установок показывает, в частности, литературовед, стиховед М.М. Гиршман.

Проблема понятности текста с учетом функциональной специфики молитвы. Эффект смыслопорождающей общности. Органическое восприятие смысла вместо рационалистического, статичного «ознакомления» и «истолкования».

4. Кроме очевидно присутствующей синтаксической урегулированности в молитвословном стихе присутствует ритм грамматический на уровне слогов (силлабизм) и звуков (фоника). Однако осознанность стремления древних книжников отразить в церковнославянских текстах фонические и силлабические особенности греческого оригинала еще нуждается в убедительном научном доказательстве.

5. Музыкознание. В распеве наиболее привычный для современного языкового сознания акцентный ритм отходит на второй план: заметно ослабевают оппозиция ударности/безударности, редукция гласных. Интонационное выделение звуков: изменение высоты тона и/или длительности звучания. Изменение высоты тона (без дополнительного выделения большей длительностью звучания) может не быть воспринято как граница, хотя объективно ее обозначает. В молитвословном стихе содержится целый набор сигналов, дающих возможность альтернативной сегментации текста, более подробной, чем собственно стиховая.

6. Заданная альтернативность тактировки отвечает теории и истории церковной музыки. Один и тот же текст может быть распет с разной степенью подробности. Распевы: силлабический (единица ритма в среднем равна одному слогу, музыкальный колон совпадает с границами стиха), силлабо-мелизматический (более подробное членение и опевание каждого слога) и мелизматический. В последнем музыкальный колон приходится на одну словогруппу. Текст должен сохранять взаимную соотнесенность частей на всех уровнях: от звуков и морфем до синтагмы и стиха, и даже между последовательностью строф («подобны» стихиры, тропари канона и т. п.).

7. Это свойство текста, позволяющее распевщику (чтецу) по-разному членить его и тем интонационно выделять одни или другие смыслы, подтверждается на уровне нелинейного синтаксиса обилием многовекторных связей между словами (пример – тропари канона Пасхи).

8. Урегулированность звуковой ткани церковнославянских молитв неочевидна по причине исторических изменений в церковнославянском языке (падение редуцированных, изменившаяся акцентуация), а также в связи с редактированием текстов (никоновские справы и позднее). К XVII в. произошла коренная смена ориентированности переводческой и редакторской деятельности: стремление к графической, словарной унификации лексем и грамматических форм. Новый перевод и справы дают школьный подстрочник там, где раньше был собственно поэтический перевод, ориентированный на план звучания, с привычной точки зрения в ущерб точности передачи смысла. Непонимание мотивов семантической и грамматической «вольности» дониконовских переводов порождает устойчивые мифы о тотальной безграмотности древних книжников. В действительности творчество средневековых поэтов-переводчиков заслуживает гораздо более высокой оценки.

священник Алексей Агапов,

настоятель православного прихода

Михаило-Архангельской церкви

г. Жуковского Московской области