Воскресная школа ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ
Про*верка&&шрифта'= Про*верка&&шрифта'=

Выступление на постоянно действующем научном семинаре

«Проблемы поэтического языка»
в институте русского языка РАН им. В. В. Виноградова

(руководитель - д. ф.н. Н. А. Фатеева)

9 декабря 2008 года 9 декабря на семинаре выступил священник Алексей Агапов (г. Жуковский) с докладом «Молитвословный стих: особенности формы и бытования звучащего текста».

Докладчиком была предложена попытка описания церковнославянского богослужебного текста в терминах современного русского стиховедения вместо привычного рассмотрения церковнославянского текста только с позиций истории языка. По мнению о. Алексея, здесь необходим отказ от скриптоцентризма (выражение Т. М. Николаевой): сама форма бытования богослужебного текста требует рассматривать церковнославянский текст прежде всего как звучащий. Соответственно, представляется наиболее актуальным вопрос не о новом редактировании (новой русификации) церковнославянского языка с целью достижения его «понятности», а о понятности воспроизведения (церковного чтения и пения), о сознательной поэтической установке, выявляющей присутствующий в тексте поэтический ритм.

Отталкиваясь от разбора молитвы «Отче наш», проведенного К. Тарановским при описании жанра молитвословного стиха, докладчик показывает, что кроме очевидного – синтаксического – стихового членения здесь возможно и другое, учитывающее, в частности, «рифмоподобные» фонические цепочки.

Вообще говоря, стиховое членение может быть любым, поскольку «авторское» членение
богослужебного текста графически не выражено. Так, различные варианты изложения этой молитвы широко использованы ее толкователями. Разбирая текст Молитвы Господней как хиастическую конструкцию, герменевты указывают в качестве ее центра (не только смысловой, но и формальной оси) то синтагму «да будетъ воля твоя» (полемезируя с монофелитской ересью), то «хлѣбъ наш насущный» (толкуя загадочный атрибут в смысле искания эсхатологической причастности будущему Царству), то слово «днесь» (переживание исполнения молитвы о будущих благах в евхаристическом собрании – здесь и сейчас), то даже (разумеется, в свободном пересказе содержащихся здесь прошений) «избави насъ отъ лукаваго» (избавление от пагубной ереси – прп. Максим исповедник).

Не только данная молитва, но и всякий богослужебный текст должен удовлетворять весьма необычному требованию: нужно, чтобы его возможно было распеть с разной степенью подробности: от синтагмы до слова на музыкальный колон. При такой вариативности исполнения не должна страдать поэтическая форма, искажаться – смысл молитвы.
Цепочки аллитераций могут зачастую не совпадать с границами синтагм, тем самым создавая эффект «межстихового сцепления». Это дает распевщику формальное право на «альтернативное распевание», свободное не только от синтаксических границ, но и от словоразделов:

Отче нашь иже еси
на небесѣхъ, да святи-
-ться имя Твое да прии-
-деть / *цеса*рь-
-ствие / Твое…

«Многовекторность синтаксиса» (предложенный термин вызвал споры), принцип слитности, динамического «перетекания» элементов поэтического текста в том числе на уровне звуков, по мнению докладчика, создает формальное основание, саму возможность многозначности, широкой метафоричности литургического текста.

Главным представляется вопрос о наличии у древних книжников сознательной установки на сохранение эвфонии оригинала в славянском переводе (и как следствие – стремление воссоздавать этот принцип в оригинальных славянских текстах). По мнению докладчика, в церковнославянском тексте Молитвы Господней в пользу наличия такой установки говорят не-необходимые «вольности»: «еси» («иже еси на небесѣхъ, да святи-…», соответствующее греческому «ὁ ἐν τοῖς οὐρανοῖς, ἁγιασθή-…» и латинскому «qui es in cаelis, sanctifice-…») и «якоже» наряду с «яко» при переводе греческого «ὡς» (предположительно ради фонической переклички с «даждь» – ср. греч. «δὸς»).

Эффект ожидаемости эвфонического разрешения оживает при наличии специфической поэтической установки как у исполнителя, так и у слушателей молитвы (интонационное выделение, наряду с синтаксическим членением, и фонических соответствий; «сукцессивное» – по Тынянову – восприятие звучащего слова), а также повторяемостью молитв в процессе одного богослужения или от службы к службе.